в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Я говорила, что Ван Хельсинг вызывает у меня вопросов в районе дофига?
Ну вот, формулирую. И себе на будущее, и ну а вдруг кто-то мне поможет разобраться.

Во-первых, самое очевидное и лежащее на поверхности: мне очень интересно, в каких отношениях Ван Хельсинг с графом Валахским. В L'affrontement оба зовут друг друга на ты и вообще ведут себя так, как будто знакомы давным-давно. И враждуют тоже уже порядочное количество времени.
Но при этом Ван Хельсинг только в предыдущей песне узнаёт, что граф Валахский и есть Дракула. Вопрос: что он знал раньше?

Вопрос ещё один: что он знал вообще?
„Я не такой доктор, я доктор наук! — Каких, позвольте поинтересоваться? — Не позволю!”
Да, Джейн, я цитирую тебя, ибо вот это как раз подмечено очень точно. L'homme de science Van Helsing. L'homme de science, huh.
В Qui sera Мина удивляется преображению Люси и ни фига не понимает. Что понимает Джонатан, не очень ясно, может быть — всё, а может быть — только то, что произошло что-то Ужасное. Но Джонатан живёт на тот момент в замке графа, у него, кхм, уже как минимум Avance за плечами, он мог вполне опознать эти чёрные губы и прочее.
А вот откуда Ван Хельсингу знать, что Люси нужно убить? Ему тяжело решиться, да, arriere, phantom de ma fille, но он не задаётся вопросами, не пытается выяснить, что произошло. Он всё знает заранее. Вопрос: откуда?

Вопрос третий, особо сложный: как соотносятся Ван Хельсинг и король Венгрии?
Если, конечно, этот персонаж, отдающий приказ убить Эльмину, действительно король Венгрии. Я, помню, задумывалась, как это можно — выдать дочь замуж, а потом внезапно обнаружить, что она вампир, и убить её. Странно было бы, если бы он действительно узнал об этом только после той свадьбы, когда Эльмина уже вроде бы как и вне его юрисдикции.
Потом дошло, что приказ вполне мог быть отдан через третьи и пятые руки. Просто Дракула каким-то образом узнал, кто за этим стоит, а поскольку объективной реальности в мюзикле всё равно что и нет…
Привет некоторым: если это действительно король Венгрии, то он в самом деле тот ещё красавец.
Мне, правда, интересно, какого бы чёрта ему звать Влада notre prince в таком случае.
Вопрос: в самом ли деле Ван Хельсинг — реинкарнация этого интересного персонажа? их обоих играет Флинн, и одна реинкарнация в кадре уже есть. Достаточно ли этого, чтобы утверждать, что они суть одно?
А если присовокупить сюда ещё Repose? как уверение в том, что на этот раз он нконец обрёл покой. Ему, правда, для этого понадобилось, чтобы его простила убитая им же красивая женщина.
И если в самом деле так — мог ли Дракула узнать его, как узнал Мину?

Сплошные вопросы, короче. И те как-то коряво формулируются.

@темы: СПГС, Ван Хельсинг, Dracula