• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dracula (список заголовков)
20:48 

Я так вижу ©

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Тонка грань между СПГС и фикрайтерством. Иные вещи, не видимые с первого взгляда, вдруг оказываются абсолютно очевидными, когда Дойдёт. А иные лакуны и пустоты в информации приходится заполнять просто выдумкой. По принципу „я верю, что оно могло быть, например, так”.
И вот здесь начинается фанфик.
То, что ниже, относится скорее уже к фикрайтерству. И если (а скорее — когда) я буду писать ещё, я буду исходить в том числе и из этого.
Да-да, у меня сезонное обострение. У меня Дракула. Я хочу о нём говорить.

Так вот. Мне кажется, у Ренфилда нет высшего образования. Скорее — среднее специальное, причём даже не обязательно оно связано с фотографией, либо брошенный на втором-третьем курсе университет. Наверняка он искал и хватался за разное, а в итоге тому, что стало его работой, учился по большей части сам.
А вот, например, у Джонатана всё проще. Вот он наверняка из тех, кто после школы идёт в вуз, потом его заканчивает и получает работу по специальности. Я не удивлюсь, если окажется, что он лет с пятнадцати точно знал, кем будет, а в семнадцать знал точно вуз и факультет.
А у Мины два высших, причём в очень разных сферах. Эта militante и вообще-то занимается всем, до чего дотянутся руки, у неё вон даже профессия толком нигде не обозначена. Возможно, правда, что второе образование ещё не окончено, но не удивлюсь, если она уже думает о третьем.
Ван Хельсинг — если и не „доктор никому не известных наук”, то уж кандидат — точно. Подозреваю, что он как-то связан с историей, а может, с богословием. Хотя, помнится, Ван Хельсинг стокеровский был всё-таки медиком.
Люси — студентка, причём учится наверняка в хорошем вузе на той же специальности, что у Ван Хельсинга, или по крайней мере смежной. Не очень понимает, зачем она там, но свято верит, что высшее образование должно быть у каждого по определению, а ещё — что она выбрала направление сама.
Ну, образование Дракулы, вестимо, домашнее, там особых вариантов нет. Единственный нюанс — эти пятьсот лет он тоже отнюдь не проспал.

@темы: Dracula

03:31 

И раз уж сегодня ночер синих занавесок.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Есть в Дракуле одна фраза, которой я не понимаю вообще. Она кажется мне очень странной, мне непонятно, зачем она там и что ею хотели вообще сказать.
Ce que j'ai vu, ce que je vois — est un arc-en-ciel sans le bleu.

В гомофобии создатели вроде бы никак не замечены.
Вот разве что — если оно о гомофобии самой. Шестицветная радуга как символ людей, которым приходится бороться за свои права.
Но всё равно как-то, кажется, за уши оно притянуто.

@темы: Dracula, СПГС

03:09 

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
25.02.2013 в 03:00
Пишет Jane K.:

Ренфилд.
читать дальше

Дракула.
читать дальше

Легли в смерть.

URL записи

@темы: Dracula

20:48 

В поисках раритетов.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Отчасти даже, пожалуй, „в мечтах о раритетах”, потому что я не уверена, что это можно найти, но.
Мимоходом: крайне забавно, что статья о Дракуле есть в википедии только на трёх языках: английском, французском и русском.
Так вот. Английская и французская википедии говорят, что в мюзикле была одна песня, которую не стали включать в окончательную версию. Не сказано, в каком месте она должна быть, но судя по названию — Rester debout — и по тому, что поёт её Мина, можно предположить, что она должна быть в самом конце. Если это так, то в общем понятно, почему её выбросили. Règne — слишком красивая точка, слишком яркий финал, чтобы добавлять ещё что-то после неё. Идеальный момент, чтобы подняться и аплодировать стоя.
Но мне как фанату интересно всё, что связано с мюзиклом, а мне как фикрайтеру очень хотелось бы посмотреть на то, как они видели состояние Мины в этот момент и насколько это совпадает с моими представлениями.
Нет, не то чтобы я правда верю в то, что эту самую Rester debout можно где-то найти (в каком угодно виде, хотя бы просто один текст без музыки), но ведь надежда умирает последней, правда?

Ну и заодно — из менее раритетного: кто-то мне, помнится, говорил, что бывают тексты Калебов. В смысле, тех песен, что не вошли на диск. Я их хочу, я их хочу очень-очень. И я отдельно хочу текст Voir grand, voir devant II, которая на диске есть, но текста её почему-то нет. Хоть я её и понимаю на слух почти целиком, чем втайне горжусь.)

@темы: Dracula, Les Filles de Caleb

12:57 

Подтверждение статуса.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Наверное, один-единственный написанный фанфик ещё не делает человека фикрайтером. Поэтому вот, встречаем и радуемся: буквально вчера я наконец дописала второй.
В этот раз здесь нет Ренфилда и ещё много кого нет. И практически нет французского языка (только название и эпиграф). И ещё нет такого огромного количества цитат и отсылок, как в прошлый раз, хотя парочка, конечно, всё равно имеется, куда без них.
После окончания предыдущего мне внезапно стало вообще в целом легче писать. Поэтому на этот раз у меня ушло не восемь месяцев, а всего четыре, и обошлось без таких знатных глюков, как в прошлый раз. Впрочем, оно и по содержанию о другом. Если там мне хотелось эротики, диалогов-без-диалога и общего крышесноса, то здесь мечтается о том, чтобы читателю стало немножко страшно. Получилось или нет — не знаю.
А ещё он неожиданно большой для меня. Вообще, конечно, маленький, но он в полтора с лишним раза длиннее самого длинного из того, что писалось до сих пор.

Название: Ne crains rien (Ничего не бойся)
Фандом: Dracula. Entre l'amour et la mort.
Автор: Марго Сирин (Marie-Pierre)
Персонажи: вампирессы, Дракула
Рейтинг: R
Размер: 5574 слова
Благодарности: как всегда, большая моя любовь Villentretenmerth за вычитку, за вдохновение и просто за то, что он есть. И ещё отдельная благодарность Юне, которая этого не прочитает, но которая ждала и мечтала увидеть этот текст законченным.
Ne crains rien

@темы: Dracula, beau comme le soleil, вольверностью иллюциям

18:59 

Бледный зрак и проблемы лимонада.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
S.: Ну я глагол написанья, Что лишь кровью был закреплён — ахуенно :rofl:
M.: Доооо!)
M.: Мне как-то сразу представился смущённый такой Дракула: ну, я это… глагол написанья…
S.: Аааа *ржёт*
S.: "Я вампир! Я самый крутой! — Тю, ты же всего лишь глагол написанья"


Вы уже догадались, да? Правильно, сегодня за пазухой у Мари-Пьер второй акт безумия под названием „Дракула и лирсенс”. Готовьтесь радоваться.
Второй акт вроде бы чуть меньше по времени, чем первый, но бреда в нём внезапно обнаружилось больше. И концентрированней. Поэтому готовьтесь морально, прекрасные мои.)
Готовы? Тогда начнём.

@темы: Dracula, beau comme le soleil, ИМ-ХО style

15:49 

Нет, ну наконец-то же.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Это просто надо отметить, для себя и на будущее, а то твиттер не сохраняет же. Ибо, ну, enfin. Первый раз. Наконец-то.
Он мне приснился. Дракула, в смысле.
Там был длинный сюжетный сон, и я читала что-то этакое с приключенческим сюжетом с распечатанных страниц — то ли рассказ, то ли отрывок из романа, — и в то же время наблюдала, как всё это происходит на самом деле. Ничего, увы, не помню из самого сюжета, но Дракулу помню.
Дракула был почему-то призраком, и Люси, с которой он танцевал, — тоже. Это была какая-то локация очень в духе сценографии самого мюзикла — полутёмные залы, где-то какие-то лестницы, некоторое количество людей вокруг, — и вот там они танцевали, видимые плохо и как-то частями, головы и руки в основном. Им и такую-то степень видимости приходилось поддерживать сознательно. Люси была в лучших традициях фиков от лица Ренфилда — даже в таком виде яркая и солнечная, и вообще они смотрелись очень счастливыми.)
Потом с ними происходило много чего ещё, они принимали активное участие в том самом приключенческом сюжете, но увы.

@темы: личное, дневник сновидений, день фандомных снов, Dracula

17:48 

Мной овладеет и мне даст.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Я давно обещала этот постик, я его пишу наконец, потому что ну невозможно на это смотреть спокойно :-D
Есть такая вещь, как лирсенс. Лирсенс периодически прекрасен, но… периодически, да, вот именно.
Дело в том, что иногда на оном лирсенсе появляются люди, которые пытаются делать литературные переводы. Стихотворные, понимаете, да. Смотрятся эти поэтические потуги… в общем, смотрятся. Некоторые, впрочем, умудряются и без стихов написать… прекрасного. И почему-то как раз Дракула пострадал от подобных персонажей серьёзно — мне пришлось долго теребить модераторов и некоторые вещи переводить самой, и всё равно у иных песен так и нет адекватного перевода.
Но мы сейчас не будем печалиться по этому поводу, правда? Мы будем радоваться.
Думаю, Дракулой мы на сегодня и обойдёмся. Даже только первым актом, радости там и так много.
Первые восторги начинаются ещё с реплик Гран-Луи. Не знаю, как вам, а мне не дано понять, почему Гран-Луи вдруг Великий Немой. Но пусть, пусть, оставим его с его внезапно обретённой инвалидностью. Двинемся дальше.

@темы: Dracula, beau comme le soleil, ИМ-ХО style

18:57 

R&J.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
М.: Мне казалось, что там правда много лет работы в паре. Ибо ну синхронизация же.
J.: Синхронизация? Хде?


Забавно: сколько я говорила о Дракуле и непростых взаимоотношениях тамошних персонажей, но вот факт наличия синхронизации между этими двоими всегда казался мне настолько очевидным, что даже и в голову не приходило как-то его аргументировать. И только вот сейчас, когда мне задали вопрос впрямую, стало вдруг и самой интересно, хде же я это углядела. Почему вообще мне казалось, что эти двое вместе прошли огонь и воду и друг о друге знают практически всё.

В диалоге La lettre, после Корабля, они действительно ведут себя как люди, которые прекрасно знают, чего друг от друга ждать. Джонатан, срываясь с места в карьер в замок Дракулы, ни на секунду не сомневается в том, что Ренфилд сорвётся за ним — это его профессия, конечно, но всё же, всё же. Ну и этот стёб до кучи, разбудить и напугать, — стёб, на который Ренфилд совершенно не обижается. Что в общем показатель того, что отношения их во всяком случае выходят за рамки чисто рабочих.
Но, конечно, один La lettre ничего ещё не доказывает хотя бы потому, что занимает от силы минуту времени. Косвенным подтверждением может служить то, что Ренфилд знаком с Миной, и знаком неплохо (за кем угодно не пойдёшь вот так „в одно волшебное место”), хотя вроде бы она ему никто — невеста друга, и всё. Но всё равно — это не так много. Я уже начинала подумывать, что, может, на этот раз я-таки ошиблась.

А потом до меня дошло. В Ad vitam я это углядела, вот где.
Все же помнят Ad vitam, да? это такой локальный пиздец с точки зрения линии Джонатан-Мина, момент морального раздрая у обоих — ну и, как следствие, тотального непонимания. Несчастная Мина с явственно написанным на физиономии „что я здесь делаю?”, активно практикующий самоубеждение Джонатан, в попытках совладать с собственной совестью умилительно напоминающий Дракулу. И камера Ренфилда.
Камера, в которую Джонатан пялится практически весь второй куплет, игнорируя даже наличие рядом той самой Мины. Вполне себе логика защитной реакции: столкнувшись с внезапно вылезшими сложностями и непониманием, обернуться туда, где всё просто и знаешь, чего ожидать. К своему фотографу, например. Вот же он, здесь, и рука с камерой вытянута в нужном направлении.
Они вообще в этом эпизоде двигаются так, как будто им вовсе не нужно никаких слов, чтобы понять друг друга. Я не говорю о каком-то глубинном понимании, конечно, вряд ли Джонатан что-то знает о его douleur и tourments, но впечатление, что они всегда знают, чего друг от друга ждать и что требуется от них, — есть. Это не мистическая внезапная гармония, как у Дракулы с Миной в Mystérieux personnage, это просто наработанная годами синхронизация.

Ну и есть ещё дополнительные общие соображения. Например, что — да, я тоже смотрю на Ренфилда ошизело-влюблёнными глазами, но это не отменяет того, что общаться с ним наверняка непросто. Именно потому что он сложный персонаж со внутренним миром такой глубины, что за ним не видно внешнего. Этим, правда, они все в разной степени грешат, только Мина счастливое исключение, но Ренфилд и Дракула всё-таки больше всех. Но при этом никаких сложностей между ним и Джонатаном не видно. Нигде. Потому что они давно привыкли ко всем глюкам друг друга и знают, как к ним относиться.

Кстати, хотите идею для стёбного фика? Я сама не напишу, я не мастер стёба вообще и по Дракуле в частности, но. В Ad vitam нет прямых указаний на то, к кому она обращена. Косвенные — есть, и вполне недвусмысленные, но на них-то в рамках стёба можно и забить.)

@темы: Dracula, СПГС

12:51 

Поздравляйте. Свершилось, блин.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Честно говоря, даже в страшном сне не могла представить, что когда-нибудь стану фикрайтером. Однако вот передо мной текст, я писала его восемь месяцев, и он фанфик. И мне даже не стыдно почему-то.
Я не знаю, насколько он хорош, этот самый текст, но знаю точно, что это, пожалуй, самое сложное, что мне приходилось писать в этой жизни. Глюки, во всяком случае, я в процессе ловила очень качественные.
Да, так вот. Раз уж это фанфик, то пусть у него будет и шапка полноценная. Итак.

Название: Qui sera le prochain ? (Кто будет следующим?)
Фандом: Dracula. Entre l'amour et la mort.
Автор: Марго Сирин ([J]Marie-Pierre[/J])
Персонажи: Люси, Ренфилд, Джонатан
Рейтинг: R
Размер: 2913 слов
Предупреждения: французский язык. Он не очень сложный, но — такова жизнь — автор в процессе написания этой радости думал на дикой смеси двух языков, поэтому фразы на французском проскакивают там постоянно, и их оттуда не выдрать. Но оно не очень страшно, потому что я загоняю перевод в море, и он, соответственно, открывается по клику.
Благодарности:
Моему самому первому и благодарному читателю, моей музе и почти что соавтору Villentretenmerth — за яркость образов в его голове, за нужные слова в нужный момент, просто за то, что он есть. Без него этого текста никогда бы не было. Ещё одно спасибо — за картинку, которую у меня язык не поворачивается назвать иллюстрацией: потому что не только она нарисована к тексту, но и текст отчасти писался по ней.
Всему данофандому в целом и Jane K. в частности — за долгие ночные беседы и за любовь к канону. Я нагло использовал вас в качестве источника вдохновения, а вы и не знали.)
Ну и, пожалуй, — всем, кто это прочитает, тоже заранее спасибо. Для вас писалось же.

Посвящаю этот текст Ральфу Лагарто, которого я когда-то любила. И V., которого я люблю сейчас.

Qui sera le prochain ?

Ну и картинка, собственно.

@темы: вольверностью иллюциям, beau comme le soleil, Dracula

02:17 

Tous les affaires.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Вообще-то у меня сейчас сессия. Я не сдала её весной и досдаю сейчас.
Вообще-то.
На деле же вот уже третьи, кажется, сутки я на все вопросы формата „как-дела-что-делаешь” честно отвечаю: бушую я.
C'est comment l'ivresse. Кто-то в запой уходит, а я вот — в такое.

А всё та самая передача, анонс которой я от Джейн утаскивала предыдущим постом. Чудесная Ираида поделилась с нами первым выпуском практически сразу же после его выхода, и я это своим медленным интернетом три c половиной часа выкачивал, потом 23 минуты смотрел, а потом бегал по потолку и кричал, что это-надо-видеть-всем. То есть нет, не кричал, но удерживало меня от этого только то, что передача на французском.
Однако это действительно надо видеть. Я почти ничего не разобрала из того, что они там говорили, но оно всё равно оставило восхитительное ощущение тепла и веры в человечество.
А ещё там Дан. Дан на побережье, Дан в лесу, Дан на холме на фоне заката.
Вот такой, например.

Известно, что сходить с ума веселее вместе. Не только веселее, впрочем, но и эффективнее: дальше получается. Думаю, если бы не мой любимый фандом, я бы это посмотрела, порадовалась и закрыла. Но НЕТ.
Я решила, что раз это должны посмотреть все, а французский знают не все, то нужно это перевести и сделать субтитры. Именно я решила, да, и я же впрягла Ираиду расслушивать и переводить (завтра, кстати, займусь всё-таки её текстом: вдруг удастся подобрать более удачные формулировки). До сих пор, кстати, не могу избавиться от ощущения, что пришла Марго и построила фандом в три шеренги =)
И я же вызвалась эти самые субтитры таймить. Надо сказать, что до сих пор я не имела никакого понятия о том, как это делается. Но, вероятно, Дан заставил меня постигнуть некоторый дзынь, я решила, что с помощью яндекса и такой-то матери делается всё, и пошла искать.
Весь вчерашний вечер убила на поиски, весь сегодняшний — на освоение найденной программы, но зато я теперь, кажется, умею это делать. Во всяком случае, тот маленький кусочек, который я подписывала, — вполне получился. Но о нём позже.
Кроме этого Безумного Проекта, наш коллективный фандомный разум породил ещё два. Первый — менее безумный: просто седьмого числа дружно поздравить его всем твиттером с днём рождения, забив под это какой-нибудь красивый тег. Было, кстати, вынесено предложение кинуть клич в фейсбук и подключить по возможности заморских единомышленников. Подробнее об этом — вот тут.
Второй, пожалуй, скорее более, но снимают же люди как-то клипы своими силами, правда? и действительно же можно взять и написать странностей на стенах и асфальте, заснять процесс и потом смонтировать. Эта идея, впрочем, пока настолько безумна, что никто не рискует подступиться к ней вплотную.

Я вот тоже — нет. Я пока тихо-мирно осваиваю Subtitle Workshop.
Ах да, я же хотела рассказать, как я это делаю.
Вообще я, конечно, как всегда, сначала сделал, а потом подумал, что нехорошо, наверное, вот так без спросу. Поэтому — уважаемая Evridika, я не знаю Вас, но буде Вы когда-нибудь обнаружите этот пост, знайте, что я Вам очень благодарна за русские субтитры к Дракуле. Мои же непрошеные корректировки касались в основном мелких ошибок и скрупулёзной расстановки длинных тире и точек над Ё. Ну и ещё я добавила туда субтитры к Цвiте терен, да.
Короче, в результате я обрела немного уверенности в себе и чуть более аккуратные дракулосабы. Уверенность — это мне, а вот сабами могу поделиться с вами: ну вдруг кому больше понравится.
Подключаются они через Ctrl+L либо хитрым врезанием в MKV, если кому нужно — могу объяснить, как это делается.
Собственно, вот.

@темы: фандом, личное, Dracula, Daniel Boucher

00:09 

Лысый, синий.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Свершилось.
Я в кои-то веки сподобился наконец послушать лионского Дракулу.
Вкратце: хотите ощутить, что такое когнитивный диссонанс? Вот послушайте, ага. Особенно замечательно, если слушать, как я, после энцати просмотров записи с DVD.
Надо сказать, что я сей процесс по ходу действия параллельно комментировал в скайп. Занятие крайне весёлое, а я теперь в результате очень счастлив и всех люблю.

[16:19:21] M.: Боже.
[16:19:28] M.: Там какие-то странные звуки оО
[16:19:37] M.: Как будто кто-то кого-то жуёт.
[16:20:05] M.: В том месте, где вроде должен быть антракт.
[16:20:59] V.: может кто-то и правда жует
[16:22:28] M.: Ага. Ван Хельсинг дожёвывает Люси :D
[16:22:45] M.: Или вампирессы оголодали и вышли из повиновения :D


Но по порядку.
Первой Внезапностью стало отсутствие привычной и милой моему сердцу Цвiте терен. Звукосочетания, вставленные на её место, не были опознаны моими ушами вообще никак. Я не смог даже понять, на каком это языке. Логика подсказывает, что, наверное, румынский, но я Сомневаюсь. Забегая вперёд: в той сцене ближе к концу, которую, разбивая сердца всем брюнеткам, так грубо прервал Ван Хельсинг, звучали-таки вполне знакомые аккорды. А, и да: те звуки, которые выдавал Дракула в Qui sera la prochaine, были опознаны мною примерно как „Льюбильямья Эльмина”. Словечко заставило хихикать и несколько ниспровергло теорию о румынском языке.

Впрочем, ладно. Это была только первая Внезапность.
Второй Внезапностью стал, вестимо, Мэтт Лоран. Не знаю, может быть, если бы я его увидела, отношение было бы иным, а так… знаете, кого он мне напомнил? Джонни Рокфора. Qui viole des filles le soir dans les parkings, ага-ага, вот как-то вполне представляю.
Вплоть до того, что за сценой его ломания в Армии теней я наблюдал даже с каким-то злорадством. Не могу сказать, что он плох (впрочем, я без видео и вообще толком ничего не могу сказать), но того сочувствия и восторга, с которыми я привыкла относиться к Ренфилду, как-то не вызвал.
Забавно было в Enfin plus rien/Je suis сочувствовать больше убийце, чем убитому. И сама Enfin почти никаких эмоций не вызвала, а ведь в иные моменты эта песня способна меня с почти нейтрального состояния вогнать в истерику. (Я писала, что ничто не способно? Лукавила. Точнее — просто забыла, тем более что у неё это действительно не всегда получается. Так только, приступами.)
А, а ещё он воет. То есть — натурально воет. Qui fait de l'homme un animal, у-уууууууу!

Господа тоже слушавшие, скажите мне, у вас тоже осталось смутное ощущение, что несчастному Сильвэну было тяжело и плохо? То ли заболел он там, то ли просто был какой-то замученный, но Mina и L'amour aux deux visages звучали как-то… странно. И, увы, Mina в результате оказалась лишена той обезоруживающей нежности, от которой возникало желание обнять Джонатана и проспойлерить ему концовку.
И, может быть, этим объясняется и третья Внезапность, которая была, пожалуй, ещё внезапнее двух первых.
В Лионе нет Ad vitam. Вот просто нет — и всё, после Urgence сразу диалог с Миной и потом Enfin plus rien.
А я её любила, эх.

Четвёртая Внезапность — местами капитально переписанные диалоги, но вот как раз этим я откровенно наслаждалась. Когда помнишь те, что в видео, почти наизусть, и замечаешь малейшее отклонение — так прикольно слушать изменённый, зачастую вообще не распознаваемый на слух вариант и погружаться в пучины когнитивного диссонанса.
Не порадовал в этом смысле только Dialogue Pacte :
— Mais Lucy c'est mon amour à moi !
— Mon pauvre ami, mais je te parle d'une autre femme. Ma femme.
Нет, по смыслу оно точнее, наверное, но тот вариант с elle ne t'a jamais appartenu мне нравился больше. Был в этой фразе какой-то завершающий удар, добивание лежачего.

Ну и по мелочи.
Гран-Луи перед тем, как выдать Ренфилду своё bon voyage, издаёт этакое тихое, но вполне инфернальное хехеканье. Чем вызывает мой восторг или во всяком случае нечто весьма на него смахивающее.
В Avance появились какие-то не слышанные мною доселе ноты, причём в немалых количествах. Что в общем не очень удивительно, вампиресс ведь тоже коснулись изменения состава.
Почему-то восхитили крики Люси в Незнакомцах и в Qui sera. Какие-то они… очень красочные стали. Внезапно порадовала Люси и в Repose. Ну то есть для меня Repose всегда была как-то скорее лирической паузой между двумя драками сумасшедших мужчин — и до кучи галочкой: Ван Хельсинг прощён, его история завершилась, история Люси — тоже. Но сама по себе она меня как-то особо не трогала, а тут вдруг.

В общем, не порадовало, конечно, многое. Больше, чем наоборот. Но переслушивать, кажется, буду.
Ну и — я не знаю, как передать, но я же постоянно на автомате сравнивала с тем, что хранится в голове, и огромное количество этих мелких несовпадений почему-то приносило мне Радость. Когнитивный диссонанс, да, он, родимый. Но какого-то самого лучшего качества.
Ну и вообще — это было весело.)

@темы: Dracula, la premiere fois, Лион

23:54 

VH, снова.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Сижу перевожу для лирсенса L'affrontement. Синенький сайтик, о скоропостижной кончине которого я сожалела в предыдущем посте, переехал и ожил, и хотя он теперь не синенький и не такой удобный в плане текстов Дракулы по крайней мере, они там всё-таки все есть и переведены адекватно, так что мои телодвижения можно объяснить разве что иногда — не к месту — просыпающейся упёртостью.
Однако факт: сижу и перевожу. И гляжу задумчиво на строчки про то, что „вечность — не более чем сгнивший плод”.
И — здравствуй, СПГС: с чего бы ему говорить с ним о вечности? Так просто, потому что хочется сделать речь по возможности пафосней? (Действительно хочется же, это-то факт, он таким образом своей совести зубы заговаривает.) Или всё-таки Дракула знает, что Ван Хельсинг тоже в сложных отношениях с этой самой вечностью?
Говоря проще — свидетельствует ли эта строчка о том, что Дракула его-таки узнал?

Господи, я забираюсь уже в такие дебри, что совершенно не уверена, что я это не от себя придумываю. Жутко хочется закидать вопросами самого Брюно. Ну или Пьера, или даже Роже, но вероятность увидеть в этой жизни двоих последних как-то стремится к нулю, а вот Брюно…

@темы: Dracula, СПГС

03:00 

Вопросы к.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Я говорила, что Ван Хельсинг вызывает у меня вопросов в районе дофига?
Ну вот, формулирую. И себе на будущее, и ну а вдруг кто-то мне поможет разобраться.

Во-первых, самое очевидное и лежащее на поверхности: мне очень интересно, в каких отношениях Ван Хельсинг с графом Валахским. В L'affrontement оба зовут друг друга на ты и вообще ведут себя так, как будто знакомы давным-давно. И враждуют тоже уже порядочное количество времени.
Но при этом Ван Хельсинг только в предыдущей песне узнаёт, что граф Валахский и есть Дракула. Вопрос: что он знал раньше?

Вопрос ещё один: что он знал вообще?
„Я не такой доктор, я доктор наук! — Каких, позвольте поинтересоваться? — Не позволю!”
Да, Джейн, я цитирую тебя, ибо вот это как раз подмечено очень точно. L'homme de science Van Helsing. L'homme de science, huh.
В Qui sera Мина удивляется преображению Люси и ни фига не понимает. Что понимает Джонатан, не очень ясно, может быть — всё, а может быть — только то, что произошло что-то Ужасное. Но Джонатан живёт на тот момент в замке графа, у него, кхм, уже как минимум Avance за плечами, он мог вполне опознать эти чёрные губы и прочее.
А вот откуда Ван Хельсингу знать, что Люси нужно убить? Ему тяжело решиться, да, arriere, phantom de ma fille, но он не задаётся вопросами, не пытается выяснить, что произошло. Он всё знает заранее. Вопрос: откуда?

Вопрос третий, особо сложный: как соотносятся Ван Хельсинг и король Венгрии?
Если, конечно, этот персонаж, отдающий приказ убить Эльмину, действительно король Венгрии. Я, помню, задумывалась, как это можно — выдать дочь замуж, а потом внезапно обнаружить, что она вампир, и убить её. Странно было бы, если бы он действительно узнал об этом только после той свадьбы, когда Эльмина уже вроде бы как и вне его юрисдикции.
Потом дошло, что приказ вполне мог быть отдан через третьи и пятые руки. Просто Дракула каким-то образом узнал, кто за этим стоит, а поскольку объективной реальности в мюзикле всё равно что и нет…
Привет некоторым: если это действительно король Венгрии, то он в самом деле тот ещё красавец.
Мне, правда, интересно, какого бы чёрта ему звать Влада notre prince в таком случае.
Вопрос: в самом ли деле Ван Хельсинг — реинкарнация этого интересного персонажа? их обоих играет Флинн, и одна реинкарнация в кадре уже есть. Достаточно ли этого, чтобы утверждать, что они суть одно?
А если присовокупить сюда ещё Repose? как уверение в том, что на этот раз он нконец обрёл покой. Ему, правда, для этого понадобилось, чтобы его простила убитая им же красивая женщина.
И если в самом деле так — мог ли Дракула узнать его, как узнал Мину?

Сплошные вопросы, короче. И те как-то коряво формулируются.

@темы: СПГС, Ван Хельсинг, Dracula

13:47 

Не могу остановиться.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Это моя нынешняя подработка располагает, наверное. Когда восемь часов в день предоставлен собственным мыслям — ох как хорошо такие вещи начинают доходить.
Вообще, кажется, вот конкретно до этого момента некий замечательный персонаж додумался значительно раньше меня, но до меня самой это полноценно дошло только сейчас, а моя мания всё сформулировать и расписать никуда не девается.

В самом начале Avance Ренфилд безуспешно пытается привлечь внимание Джонатана. Мне, честно говоря, казалось сначала, что он его просто удерживает: не ходи туда, с ума сошёл, что ли? Я только с энного просмотра разглядела, что он пытается показать какие-то фотографии. Срочно и вотпрямщас ему это потребовалось, да. Когда там Avance уже начинается. Когда Джонатану откровенно не до него.
Ренфилд, конечно, трудоголик, но не настолько.
Зато всё это замечательно увязывается с диалогом перед Nous sommes. Pas des рhotos, s'il vous plaît; но перед этим камера уже успела пару раз щёлкнуть. Вероятно, там что-то было, на этих фотографиях. Что-то такое, о чём Джонатан обязательно должен был знать.
Например, ничего. Помнится, стокеровский Дракула, с которым наш всё-таки в некотором родстве, не отражался в зеркалах (из-за чего тамошнему Джонатану приходилось бриться наощупь).
Ну и, конечно, как только Дракула уходит со сцены, Ренфилд пытается предупредить Джонатана. Но бесполезно, ему не до того.

А знаете, что здесь самое интересное? если так, то получается, что на момент Армии теней Ренфилд уже знал, с кем имеет дело. Или по крайней мере догадывался. И — штрих к портрету: ему это не рвёт крышу. Вот Джонатан до последнего отказывается верить во всю эту мистическую поебень (mais de qui parlez-vous ? Dracula n'est qu'une legende !), Мина с самой Qui sera la prochaine страдает мучительным когнитивным диссонансом, даже Ван Хельсинг, докопавшись, чья там печать, выглядит как пыльным мешком стукнутый. Хотя он-то как раз знеает обо всех этих вещах поболе, чем все остальные; во всяком случае, увидев Люси, он сразу понимает, что случилось.
А Ренфилду ничего. У него мозги устроены иначе, поверить в сверхъестественное — как нефиг делать. Он наверняка давно подозревал, что что-то такое существует.
И даже более того: Дракула знает, что Ренфилд в курсе. То самое une image ne ment jamais — это предупреждение: я обо всём догадался.
И это одна из причин, почему Дракуле было так тяжело его убивать. Ну ёлки, в кои-то веки человек, который всё знает и не хватается за осиновые колья.

(вот вам хорошо, а мне половину текста переписывать теперь. Если не весь вообще.)

@темы: Ренфилд, Dracula, СПГС

18:28 

СПГС. Куски.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
***
В кои-то веки (как до жирафа) дошло, что moi qui ne voit jamais le jour — это не красивая метафора, а суровая правда посмертной жизни.

***
— А больше всего мне нравится, что они же здесь не разговаривают друг с другом! но им это совершенно не мешает.
— Да там вообще очень мало кто друг с другом разговаривает.

Вот вы будете смеяться, а я в самом деле после этой реплики перебрала в памяти песни и нашла ровно две, в которых есть хоть какой-то диалог. И то с оговорками. Это Cruelle et tendre Elhemina и Aussi loin. Обе — с участием Мины (и это, кстати, штрих к портрету Мины), обе — в самом начале, когда ещё Ничто Не Предвещало. Причём и здесь Дракула откровенно страдает некоторым самолюбованием, а Джонатан вдохновенно игнорирует прямой вопрос, обращённый к нему.
А дальше — всё. Практически исключительно монологи, обращённые не то к себе, не то в пространство. Даже в дуэтах, где они вроде бы разговаривают друг с другом, слышат на самом деле только себя. И общая условность времени и пространства только подчёркивает это: объективные события никому не интересны, важны только переживания персонажей.
И вот только в Mystérieux personnage это самое отсутствие диалога не мешает взаимопониманию. Но, справедливости ради, они и монологи ведут не о себе, а друг о друге. Хотя монолог Дракулы всё-таки отдаёт некоторым эгоизмом: пришла спасти меня и облегчить мои страдания.
Мина же там, кажется, вообще единственная, кого чрезмерное богатство внутреннего мира не заставляет забывать о существовании внешнего. Она даже в единственной сольной арии не о себе поёт.

***
Я тоже люблю Джонатана. Я даже верю в то, что они с Миной няшки и очень много всего способны друг другу простить.
Но так то ж друг другу. С тем, чтобы простить всю эту историю себе самим, у них как-то сложнее. Во всяком случае, у Джонатана — точно; до меня не очень доходило раньше, насколько на самом деле он — всё это время — боится сам себя (вспоминаем текст Mina) и чувствует себя виноватым, но это порядочно объясняет и Ad vitam, и L'amour aux deux visages. Avance сама по себе, как событие, не очень страшна, с кем в самом деле не бывает, тем более что действительно сверхъестественная составляющая. Но переслушайте Mina и вспомните, что сделалось с Джонатаном. И речь там не об угрызениях совести в духе Элмара (ах, как я мог, и прочее), а о j'ai peur de t'oublier. Что как бы несколько серьёзнее.
И если он с этим не справится, то будет грустно.
И, в общем, хрен знает, чем это всё кончится, но им в любом случае придётся непросто. И в любом случае многое придётся пересмотреть, потому что вся эта грустная история не могла не изменить их самих, как его, так и её.
Хотела бы сказать, что то же самое справедливо и по отношению ко всем остальным, но какие там остальные, если они только вдвоём и выжили.

***
А ещё есть няшка Ван Хельсинг, и на его счёт у меня тоже столько вопросов, что страшно.
И вот на них я ответов пока не вижу. Даже в намёках.

***
Иногда я завидую юным брюнеточкам, которые ничего не замечают в Дракуле, кроме ауры пафоса главгероя.
Иногда мне хочется пересмотреть мюзикл так, как будто я вижу его впервые.
Увы мне.

@темы: Dracula, СПГС

19:55 

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
А, и Дракулу я всё-таки пересмотрел.
В общем, зря боялся, всё хорошо и плюс один покусанный.) Точнее, как обычно, одна.

@темы: Dracula, личное

13:45 

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Иногда мне хочется почитать что-то конкретное о конкретных персонажах, я ищу, не нахожу, вздыхаю и иду писать сама.
Иногда мне хочется картинок, и вот с этим сложнее.
Если бы я умела рисовать, я бы сейчас рисовала Люси. Люси с чёрными губами, в ошейнике и в покрышках а-ля Ренфилд, Люси на коленках у Дракулы (привет Двуликой), просто Люси во всех видах и ракурсах. Особенно — Люси-вторую, которую как-то вовсе не принято замечать; ни одной фотографии не найти.
Но рисовать я не умею, причём совсем. Поэтому буду просто любоваться вот этой радостью.
картинк

@темы: Dracula, Люси, личное

22:51 

СПГС головного мозга.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Ну и в тему о Дракуле.
Эта мысль родилась, собственно, когда мы вдохновенно с Джейн обсуждали костюмы. Если бы кто-то здесь меня читал, я рисковал бы быть обвинённым в крайней степени СПГС — синие, знаете, занавески, красные подошвы. Но я привык исходить из того, что случайных деталей в Дракуле нет, и вот это мне кажется тоже ни хрена не случайным.
Пиджак, понимаете. Пиджак Джонатана.
Когда Джонатан появляется на сцене, он застёгнут на все пуговицы. Ну то есть — кнопки. Потом вампирессы в Avance его вдохновенно раздевают — то есть, ну как раздевают: как раз расстёгивают тот самый пиджак.
И вот так, нараспашку, он и ходит до самого конца мюзикла.
И мне кажется, что это символично. Avance — точка невозвращения, после которой уже rien ne sera comme avant. Всё вроде бы как раньше, но Джонатан, однажды почувствовав, как радостно он может жить без Мины — уже не станет прежним. И их отношения уже прежними не станут тем более.
И Джонатан чувствует эту точку невозвращения, он понимает, что с ним происходит. Помните, в Mina: j'ai peur de t'oublier avant d'avoir vu naître le printemps. Понимает — и очень, очень боится. Ему очень хочется, чтобы всё как раньше.
Может быть, поэтому — такие громкие слова в Ad vitam.
Может быть, поэтому — L'amour aux deux visages. Помните, как бесстрашно он дрался, даже зная, что намного слабее, даже с трудом поднимаясь с пола? Сейчас мне кажется, что он дрался — с собой. Пытался доказать себе, что он всё тот же, что всё — как прежде.
Qu'ils seront heureux.

Мне всё ещё интересно, как долго Джонатан и Мина останутся вместе. Потому что незнакомые скелеты в шкафу — они мешают отношениям. А вампирессы — это большой такой шкаф, в который даже и самому заглядывать страшно, не то что кого-то пустить.
Про Мину я вообще не говорю. У неё их целое кладбище теперь, когда она всё вспомнила.
И я сомневаюсь, что они смогут всё это рассказать друг другу. Я сомневаюсь, что их доверия хватит на это. И смогут ли они быть рядом, постоянно самим присутствием друг другу напоминая обо всей этой истории — тот ещё вопрос.

@темы: Dracula, Джонатан, Мина, СПГС

22:24 

Ils sont les miens.

в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Во-первых, вчера я в очередной раз убедилась, что помню Дракулу наизусть.
Ну как — наизусть. Где-то не помню куски диалогов, где-то забываю части репик Гран-Луи. Где-то песни помню не целиком. Но — последовательность, большая часть текста, картинка очень много где. В частности, целиком помню Entre l'amour et la mort; я раньше не знала, что.
А во-вторых, я не знала, что это может быть так больно.
Больно, в общем, не везде. Больно стало на Enfin plus rien. Причём накрыло как-то очень серьёзно, на ближайшие несколько часов точно.
Я не знал до сих пор, насколько же всё-таки все эти люди (и не-люди) мне не чужие. Свои. Родные. Близкие. Пропущенные через себя насквозь. И все трагедии финала — их трагедии — как будто мои.
Я помню почему-то это очень. Я сижу, смотрю в стенку и улыбаюсь, а перед внутренним моим взором мой Дракула убивает моего Ренфилда. А потом встаёт на одно колено и поёт Je suis. И боль каждого ощущается почти как своя: это называется — близко к сердцу. Близко, куда уж ближе.
И меня ломает. Меня ломает, а я сижу, смотрю в стенку и улыбаюсь.

…впрочем, сегодня я ходил по улице и вдохновенно пел ту самую Enfin plus rien. Кусками, потому что целиком я её не помню (и слава Фарланну). И вроде бы ничего, спокойно.

В общем, я очень хочу ещё раз пересмотреть Дракулу. Не одна, вместе с Мэттом, например, потому что Мэтт поймёт, если меня вынесет и я начну вести себя неадекватно. И обязательно с запасённой заранее валерьянкой. Наркомания диагностирована окончательно: канон периодически делает больно, но разве можно жить без него?

@темы: Dracula, личное

Sacrifice Arcadia Bay

главная